MD

«Изгой-один: Звёздные войны. Истории»: ополченцы против хунты

15 . December . 2016
533179l-640x400-b-cbcbd1bc

Галактическая империя достраивает первую «Звезду Смерти». Дарт Вейдер уже пришёл к власти, а вот принцесса Лея ещё не встретила Хана Соло и Люка Скайуокера. Ополченцы из альянса повстанцев ещё не знают о том, что у хунты есть оружие, которое может выжигать ядовито-зелёным лазером целые планеты. Зато у партизан есть один инсайдер — Джин Эрсо (Фелисити Джонс), дочь архитектора «Звезды Смерти», которая узнаёт, куда именно надо стрелять, чтобы Вейдер никуда не навёл свои «искандеры».

Если вышеизложенный синопсис остаётся для вас набором едва знакомых имён и названий, отчаиваться не стоит. «Звёздные войны», конечно, чрезвычайно известный фильм, культовый и так далее. Но в России эта великая серия фильмов так и не стала религией. А вот в случае Америки можно считать, что история о борьбе мятежников с фашистской империей подменила собой несуществующий фольклор. В новом веке зрелищные и романтические фильмы о далёких планетах и отчаянных авантюристах произвели на свет тот голливудский кинематограф, который мы сегодня все смотрим. С этим в любом случае нужно смириться.

Так вот, в Disney, самой могущественной кинокорпорации, после покупки Lucasfilm решили кроме номерных эпизодов производить также фильмы-спиноффы, то есть ответвления от основного сюжета. Иначе говоря, «Изгой-один» связан с общим сюжетом, но это всё же не главное. Это более-менее самостоятельное кино в рамках большой и дорогой вселенной. Правильно это называть интерквелом, то есть картиной, действие которой происходит между двумя предыдущими.

Неправильно сравнивать выдуманную войну с настоящей, но вот новый фильм — это как «28 панфиловцев» на фоне эпопеи про всю Великую Отечественную. Важность происходящего будете чувствовать, если вы, как минимум, смотрели четвёртый эпизод, «Новую надежду» (и желательно третий, и все до него). Ещё раз для новичков: каких-то моментов вы не поймёте, но это и неважно. В этих сценах можете просто порадоваться за людей в зале, которые будут выбрасывать руки в воздух и кричать, как настоящие вуки.
А теперь главное. Сюжет «Изгоя-один» совершенно неважен. Если бы оригинальная сага была сказкой про колобка, то вот новая лента — это та часть истории, где мышь пытается украсть муку из сусека, по которому позже поскребли бабка с дедом. К оригинальной истории он добавляет единственную несущественную подробность: почему же «Звезду Смерти» строили так, чтобы её можно было уничтожить всего одним взрывом?

Хотя правильнее сравнивать «Звёздные войны» с той самой сказкой про белого бычка. Такого рода истории называются докучными сказками: бесконечно повторяющиеся рассказы ни о чём. Здесь так принято: то злодеи строят втайне «Звезду Смерти», то герои её победоносно разрушают. Но в этом фильме нет ни того, ни другого. Вместо этого весёлую и остроумную басню о добре и зле превратили едва ли не в военную драму.

Героиня, которую играет оскаровская номинантка Фелисити Джонс, а также её спутники путешествуют по нескончаемым планетам, которые отличаются разве что погодными условиями. Всё это время герои, якобы повзрослевшие по сравнению с Ханом Солом и Люком Скайуокером, уделяют почти всё время унылым, тленным разговорам о долге перед галактикой, свободе и ответственности.

Хорошие актёры с серьёзными лицами стоят посреди мира «Звёздных войн», а ведь это самое весёлое и непосредственное место, которое только порождала человеческая фантазия. Пара довольно интригующих мыслей о джедаизме как религии, которую притесняет тоталитарное государство, вовсе не делают происходящее серьёзнее. Наоборот, они выглядят наносными, добавленными в это царство уныния извне.

Столько ценного времени уходит на описание быта оппозиции и выяснение судьбы героев. Стихийное ополчение занимается внутренней бюрократией и шпионскими играми в недоверие друг к другу. В этот же момент имперская шишка, лейтенант-коммандер Кренник (Бен Мендельсон), пытается выслужиться перед Вейдером. На все эти перипетии уходит добрая половина фильма.

Не зря ходили слухи, что фильм в срочном порядке пытаются починить, увеселить. Приглашались новые сценаристы, устраивались досъёмки. Волей продюсеров здесь, видимо, и появились все те шутки, которыми в последней трети картины сыпят персонажи второго плана.

Но даже эти гэги уже даже не вторичны, а третичны. Так, по-настоящему комичный дроид K-2SO, будущий любимец всех фанатов, — это смесь из депрессивного робота Марвина из «Автостопом по Галактике» и другой железки из видеоигры Star Wars: Knights of the Old Republic. В сюжете тоже видны неприкрытые заимствования, сделанные явно от бессилия. Банда Со Герреры (Форест Уитакер), живущая в горах, списана из недавнего «Безумного Макса». Вся линия героини Фелисити Джонс и её отца-архитектора (Мадс Миккельсен), который в послании из прошлого рассказывает, как же уничтожить эту злосчастную «Звезду», будто выписана из другого космического хита — «Интерстеллара».

Впрочем, «Изгой-один» — это всё же не банальный и пустой фильм, а по-настоящему страшный. На экране появляются действительно мёртвые люди. Великий актёр Питер Кушинг умер ещё в 1994 году, но теперь, когда его персонаж, гранд-мофф Таркин, вновь понадобился, Disney его возродил. Плевать на память потомков: цифрового пупса, отдалённо похожего на артиста, постоянно ставят в кадр поговорить с другими персонажами.

Сказки кончились. Любимый с детства мир стал каторгой. В ней абсолютно мёртвые персонажи сбегают из имперских концлагерей, чтобы совершать выдуманные подвиги, которые на фоне основной истории не заметны. Впрочем, сомневаюсь, что Disney вообще нужны живые люди, что перед камерой, что в кинотеатрах. И так сходят, даже мёртвые. Если что, нарисуем и зрителей.

life.ru


Поделиться с друзьями: